• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Новости

Доклад М.А. Блюменкранца «Открытость бездне. В память о Г.С. Померанце»

21 февраля состоялось очередное заседание НУЛа, в рамках которого с докладом выступил историк культуры и философии, главный редактор альманаха «Вторая навигация» Михаил Аронович Блюменкранц

Доклад М.А. Блюменкранца «Открытость бездне. В память о Г.С. Померанце»

Блюменкранц посвятил доклад своему учителю – выдающемуся советскому и российскому философу и культурологу Григорию Соломоновичу Померанцу, с которым он общался более 30 лет. 

Докладчик начал с того, что у Померанца не было вкуса к созданию всеобъемлющих систем и, возможно, по этой причине он выбрал для своего творчества форму эссе. 

Большую роль в становлении личности философа сыграли юношеские переживания, которые касались осмысления конечности собственного бытия на фоне вечности. Так, одной из центральных тем философствования Померанца стала проблема соотношения бесконечности мироздания и конечности человеческого существования. Эту экзистенциальную проблему Померанц разрешил для себя следующей мыслью: «настоящий мыслитель рождается при соприкосновении с вечностью, нужно открыться бездне, для того, чтобы открыться миру». В этом контексте мыслителю была близка поэзия Ф. Тютчева с идеей взаимопроникновения микрокосма и макрокосма («Все во мне и я во всем!»).

Блюменкранц также заметил, что для Григория Соломоновича немаловажен был стиль философствования, так как «стиль – это и есть человек». Найти свой стиль – значит найти свое внутреннее зернышко, которое поможет найти самого себя и преодолеть любые сложности. Так, своим основным философским инструментарием Померанц считал собственную личность. «Думать сердцем» - основной призыв и творческий тезис философа, который не придавал большого значения теоретическим системам, считая их вспомогательным элементом на пути к истине. Его мышление было абсолютно адогматичным. При этом философ обладал удивительной способностью видеть во временной проекцию вечности. 

«Истину нельзя познать, в ней можно быть или не быть!» - еще один значимый тезис философии Померанца. Истина является не столько конечной целью нашего познания, сколько состоянием души. Однако каждому из нас даны лишь ее осколки, поскольку сама она бесконечно выше нас. 

В завершение доклада Михаил Аронович отметил, что сегодня мы можем проследить отчетливую преемственность между творчеством Померанца и русской религиозной философией Серебряного века. Советский мыслитель не относил себя к какой-либо определенной философской школе и не примыкал ни к одной из религиозных конфессий, полагая, что мистическая суть любой веры едина. Подобно Сократу, он сумел сделать свою жизнь аргументом своей философии и жил, «не изменяя собственной глубине» даже при суровом советском режиме. 

После выступления развернулась оживленная дискуссия. Светлана Мушаиловна Климова поинтересовалась у докладчика, какие предпосылки, по его мнению, обусловили появление в 70-ые годы таких личностей, как Померанц, которые, казалось бы, выпадают из черно-белой советской реальности. Михаил Аронович предположил, что именно в 70-ые годы интеллектуалы окончательно разочаровались в существующем коммунистическом строе и потеряли надежду на его реформацию. «Не было западной индустрии развлечений, поэтому оставалась возможность жить в глубину, а не в ширину. А в условиях несвободы, при внешнем рабстве возникают внутренние каналы свободы. Так ощущал и Померанц» - ответил Михаил Аронович. Завершилось заседание дискуссией об отношении Померанца к западному экзистенциализму, коммунизму и фигуре Достоевского.