• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Семинары НУГ

27.05.2024 Триннадцатый семинар НУГ, на котором был представлен доклад В. И. Вдовиной и Г. И. Титова "Литовская метрика как источник по ономастике Великого Княжества Литовского"

Разные исторические традиции по-разному именуют тот язык, на котором разговаривало население ВКЛ (с кон. 14 - сер. 16 вв.) - исследователи принимают точку зрения, что это был рутенский. Именно к этому моменту относится создание Метрики. Слово “метрика” появляется поздно, в 16 веке (“коронная”, “литовская”). 

В состав источников, которые называются сегодня “Литовской Метрикой”, включается как наследие княжеской канцелярии ВКЛ, так и архивы захваченных ВКЛ городов. В одном комплексе источников собранные разные по своему составу документы (издано 500 томов).


Оригинальные книги 14-15 вв. доступны в копиях 17-18 вв. Исследователи ономастики практически не обращались к материалу метрик. Существующие английские и литовские статьи сосредоточены на литовских именах и их представленности в данном источнике.

Материалом исследования станет 4 книга Литовской метрики: до Люблинской Унии и Третьего Статута, который требовал именовать язык канцелярии русским. 
Князья. В целом, ономастикон князей Гедиминовичей схож с ономастиконом Рюриковичей - представлены канонические христианские формы. Князья вообще не носят литовских имен.

Многоязыковое и полиэтническое сообщество Великого Княжества Литовского накладывало отпечаток и на представленный в Метрике лексикон.

Влиянием полиэтничности можно объяснить те модели, по которым образованы имена Метрики: двусоставного славянского имени и литовского патронима (или наоборот). “Еско”, например, существует и в современном литовском ономастиконе.

 

Представлена и другая модель – когда человек именуется не двумя именами разного происхождения, а когда его имя строится из двух элементов: славянского корня и литовского форманта. 

 

Существуют исследования, прослеживающие имена русских эмигрантов в Великом Княжестве Литовском: иногда этом можно определить по характеру польских формантов при образовании имен от славянских основ (К. Ю. Ерусалимский)

 

Зависимость от социального статуса, как и в случае древнерусских летописей, при выборе имени скорее отсутствует. 

 

Однако некоторые закономерности заметны: суффикс -ец-.

 


Подавляющее большинство использование имен с данным суффиксом не обладают высоким происхождением. При этом, конечно, есть исключения:



08.04.2024
Двенадцатый семинар НУГ, на котором был представлен доклад Д. В. Герасимова "Поиски
функционального распределения форм имени Семен в Новгородской Первой Летописи"
Доклад был сделан по следам находок находящейся в печати статьи "Вариативность древнерусских личных имен: основные случаи и возможные трактовки " за авторством Е. В. Буденной, К. И. Гуревич, Калинина А. А. и Герасимова Д. В. В статье подробно излагались возможные трактовки разнообразных случаев варьирования личных имен в летописном, эпиграфическом материале, а также берестяных грамотах. Одной из глав статьи являлась глава, посвященная найденным случаям варьирования личных имен Новгородских посадников. В этой главе показывалось - с опорой на монографию Backlund A., Personal Names in Medieval Velikij Novgorod , Stockholm, 1959 - что в некоторых контекстах (связанных со смертью или церковью) имена посадников приобретали более грецизированную форму (с наличием зияний, неестественными древнерусскому языку согласными и неудобными сочетаниями согласных).
В докладе была сделана попытка выяснить на примере одного варьирующегося имени трех посадников (Семен-Смен Борисович, Климович и Михайлович), можно ли найти случаи подобного распределения для персонажей с иной сюжетной ролью и иным социальным статусом. 

Результатами наблюдений стали хоть и не строго императивные, но найденные случаи похожего влияния сюжета на употребление более или менее грецизированной формы личного имени. Так, князья (Лугвений Ольгердович и Симеон Гордый) именуются только полными формами имени - Семеон. Новгородцы, находящиеся в милости у князя, которым благоволят, скажем, властные структуры, а также новгородцы, отмеченные сочувствием летописца - будут опять же употребляться с полной формой имени. Так же будет употребляться имя новгородца, заложившего храм.