• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Мероприятия

Доклад Анны Ямпольской «Пробуждение от идентичности: Гетерогенность самости у позднего Левинаса»

0+
Мероприятие завершено

28-го мая в 18:00 в рамках встречи лаборатории в онлайн-режиме состоится выступление д. филос. н., ведущего научного сотрудника Центра фундаментальной социологии НИУ ВШЭ Анны Ямпольской на тему «Пробуждение от идентичности: Гетерогенность самости у позднего Левинаса». Ниже представляем аннотацию доклада. Желающим присоединиться к конференции в Zoom писать на transcendentalhse@gmail.com с указанием ФИО и организации, к которой вы относитесь.

Идентичность предстает как идентификация, как присвоение моего и отторжение чужого; целью идентификационного процесса выступает гомогенизация опыта. Однако опыт как опыт интерсубъективный имеет гетерогенную структуру: в нем имеются вкрапления чужих, не поддающихся ни ассимиляции, ни отторжению элементов. Эту гетерогенность опыта можно обнаружить уже у Гуссерля в тех дескрипциях интерсубъективного опыта, которые представлены в «Картезианских медитациях»; однако у Левинаса эта гетерогенность тематизирована явным образом. Обнаружение гетерогенности внутри самого субъекта описывается в терминах «пробуждения» или даже «отрезвления»; эта терминология, восходящая к Гуссерлю, указывает на аскетический характер, свойственный размышлению о самом себе. Неоднородность опыта отражает неоднородный, «складчатый» характер, свойственный переживанию времени; темпоральность, по Левинасу, включает в себя не только сознание моего собственного времени, но и всегда уже имевшую место аффицированность временем Другого и других. Я аффицирован Другим — но как «Другим-во-мне», как «иным-в-тождественном». Структура «иного в тождественном» описывается на двух парадигмальных примерах: материнства и пророчества. Выход за пределы нарративной концепции идентичности возможен только на основе радикального переосмысление исторической структуры субъективности: субъект выступает уже не как глобальный наблюдатель и судья собственной жизни, но как всегда уже вовлеченный в отношение с Другим, носящий в себе Иное мессианский субъект ответственности. Однако это мессианство неустойчиво, а значит, описание такого субъекта требует нового, более гибкого концептуального языка.