• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Новости

Тобольск, «Град-Царствующ // Сибирь»

Люди, занимающиеся исследованием Севера, как кажется, любят ездить на Север и без научной необходимости, ради собственного удовольствия — например, там можно провести отличный отпуск, и не один, благо интересных и заслуживающих внимания северных мест всегда хватает. В этом выпуске — путевые заметки Ивана Стенина из Тюмени и Тобольска, где он побывал на майских каникулах.

Тюмень и Тобольск случились на майских, и там было самое настоящее лето — в первый день в Тюмени стояла жара, +28°С, и, пройдя 20 километров под палящим солнцем, я, конечно, обгорел и потом весело облезал все каникулы. В Тобольске погода была более северная, а значит, более комфортная. 

 

Тобольск маячил в карантинных мечтах о путешествиях с прошлого года, когда попеременно всплывали в памяти все хоть единожды желанные, но до сих пор не посещённые места. Среди этих воспоминаний оказались и детские грёзы, в которых Тобольск был, с одной стороны, загадочным местом, центром Сибири, куда ссылают не только каторжников и декабристов, но даже провинившиеся колокола, а с другой, своеобразной развоплощённой точкой на карте. Помню, как мы с семьёй дважды проезжали его на поезде, когда я учился в третьем классе, по пути в Сургут и обратно, — но железная дорога проходит на значительном отдалении от самого города, поэтому тогда он ничем себя не явил, оставшись в ряду других, менее именитых и ничем не примечательных, станций. В общем, Тобольск в последнее время манил и не отпускал, а значит, надо было ехать, но самолёты туда ещё не летали1, поэтому в качестве отправного пункта была избрана Тюмень. 

 

Тюмень не то чтобы Север сама по себе, но точка схода перспективы для значительной части Западной Сибири, в том числе той, которая и Север одновременно. Тюмень производит в целом приятное впечатление. Чувствуется, что в городе есть жизнь, что городская среда по крайней мере в центре комфортна и соразмерна человеку, на улицах много людей и в особенности молодёжи, на велосипедах, самокатах, роликах, скейтбордах, бегом, пешком. Центром притяжения в Тюмени, конечно, является набережная реки Туры, единственная в России четырёхуровневая набережная, и вантовый пешеходный «Мост влюблённых». 

 

Бросаются в глаза многочисленные таблички, предупреждающие о лавинной опасности, а не о возможном падении сосулек, а также вывески приёмных комиссий тюменских университетов во весь фасад или даже по всему периметру здания. 

 

Всяческого внимания заслуживает, конечно, ансамбль Троицкого монастыря2, одного из столпов украинской архитектурной традиции в Сибири, возведённого в камне по инициативе и во многом под непосредственным наблюдением митрополита Филофея (Лещинского), по крайней мере частично в период запрета на каменное строительство на всей территории России, кроме Санкт-Петербурга, — с одноимённым пятиглавым Троицким собором (1708–1715), пять глав которого при этом не видны одновременно ни из одной точки. Заметен на визуальной карте города и Знаменский кафедральный собор, иллюстрирующий во многом уже стилистику тобольского барокко.

 

В отличие от церковных сооружений, многие другие памятники истории и культуры регионального и федерального значения в Тюмени (и в Тобольске тоже) находятся, на первый взгляд, в невзрачном или откровенно плохом состоянии, что, конечно, не может не удручать. 



Тобольский кремль. Вид со стороны Софийского двора

Тобольск захватывает с первых минут — с первой прогулки к Тобольскому кремлю и Софийскому собору3. Софийский (Успенский, а также Софийско-Успенский) собор — первый каменный храм в Сибири, в качестве образца для которого по указу царя Фёдора был взят собор Вознесенского монастыря в московском Кремле4, не сохранившийся до наших дней. Тобольская София, один из шести Софийских соборов в мире, очень большая5, но при этом не сверхмассивная, она скромно декорирована и оставляет гармоничное впечатление. 

 

Тобольский кремль, единственный каменный кремль за Уральскими горами, не оставляет туристу шансов, он приковывает взгляды практически из любой точки и, хотя и является во многом перестроенным (так, из девяти его башен в полностью неизменном виде дошла лишь одна), позволяет в полной мере прочувствовать прежние эпохи. Проходя по булыжной мостовой вдоль подпорных стен Прямского взвоза, спускаясь и поднимаясь по 198 его деревянным ступеням, в Нижний город, в Подгору, и обратно на Красную площадь, невольно погружаешься во времена Семёна Ульянова Ремезова6, а через него даже и вплоть до Ермака Тимофеевича. 

 

Ремезов считается одним из авторов Ремезовской летописи (возможно, наряду с его сыновьями и отцом, знавшим лично участников похода Ермака), повествующей в первую очередь о походе Ермака. Ремезов же является автором проекта Рентереи, расположенной в ущелье между холмами южного склона Троицкого мыса и служившей долгое время в качестве хранилища казны и ясака. Согласно первоначальному замыслу Семёна Ремезова, венчать вход в Верхний город должны были триумфальные Дмитриевские ворота, своего рода символическая арка из России в Азию, с высокой надвратной башней (часовней) в честь св. Димитрия Солунского, в день памяти которого, 26 октября 1582 г., отряд Ермака занял столицу Сибирского ханства Искер7.

 

Неудивительно, что на небольшом пространстве самого центра Тобольска можно встретить памятник Семёну Ремезову, мемориальную доску в его честь, улицу и площадь, названные его именем, а также улицу Ермака, Сад Ермака и установленный там в первой половине XIX в. обелиск с посвящением Ермаку8.

 

При этом с историей Тобольска тесно переплетены, конечно, и многие другие имена — Д. И. Менделеева, П. П. Ершова, Ф. М. Достоевского, декабристов и жён декабристов, писателя, художника, краеведа, автора первого романа, целиком посвящённого декабристам, М. С. Знаменского, композитора А. А. Алябьева, историка Сибири П. А. Словцова, исследователя Тобольского Севера, лесничего и краеведа А. А. Дунина-Горкавича, занимавшегося, среди прочего, изучением языка и традиций различных хантыйских групп, природных ресурсов Севера и перспективности их освоения и эксплуатации в будущем. 

 

Когда находишься в Тобольске, мозаика этих многочисленных имён создаёт ощущение принадлежности сразу к нескольким эпохам и к разному Северу. Вот только в деталях узнать об этой разной истории прямо в Тобольске зачастую достаточно сложно. Для меня стало неожиданностью перед поездкой, что в городе нет ни одного музея, посвящённого жизни и деятельности декабристов в сибирской ссылке. По иронии судьбы не удалось попасть в Музей истории освоения и изучения Сибири имени А. А. Дунина-Горкавича, созданный в 2010 г., — несмотря на будний день и рабочее время, он был закрыт, а телефон не отвечал. Другие музеи оставляют двойственное впечатление, даже если отбросить в сторону возможные претензии к этнографической точности некоторых экспонатов: с одной стороны, видно, что когда-то они содержали богатые и, может быть, даже передовые для своего времени коллекции; с другой стороны, возникает ощущение, что ими давно не занимались толком и по крайней мере в плане презентации они порой серьёзно отстают от других краеведческих музеев в даже более мелких северных городах.

 

Разумеется, Тобольск — это не только атмосфера глубокой старины и память о некогда центральной роли в освоении Сибири, но также современность. У Тобольска есть очевидный потенциал развития различных направлений туризма, в том числе тех, которые раскрывают его богатое историческое и культурное наследие. В то же время Тобольск является крупнейшим в стране центром в области нефтегазохимической промышленности. В Тобольске расположен Западно-Сибирский нефтехимический комбинат (ООО «ЗапСибНефтехим»), запущенный на полную мощность в декабре 2020 г., и другие предприятия, объединённые в Тобольскую промышленную площадку и входящие в состав ПАО «СИБУР Холдинг». Комбинат является частью глобального проекта по развитию глубокой переработки попутного нефтяного газа, газового конденсата и других побочных продуктов нефтегазодобычи Западной Сибири. Производственные мощности комбината позволяют перерабатывать 8 млн тонн широкой фракции лёгких углеводородов (ШФЛУ) в год и производить, в частности, 1,5 млн тонн полиэтилена и 1 млн тонн полипропилена в год. Используемая для получения этилена и пропилена установка пиролиза является самой мощной в России и входит в топ-5 в мире. 

 

И это, конечно, совсем другой Тобольск. И перед ним встают другие вопросы — экологической безопасности, социальной ответственности, sustainable development, just to name a few. И очень интересно, что думают обо всём этом и не только этом — о старом и новом, традициях и современности, развитии туризма и промышленности, индустриальном и постиндустриальном — местные жители. Однако это совсем иной уровень понимания, к которому мимоходом за несколько каникулярных дней, конечно, не прийти — и ради которого мы обычно ездим в экспедиции и очень много общаемся с самыми разными людьми. Может быть, и Тобольский Север ждёт когда-то такая участь. 

 

А пока, разбирая собственные скромные фотографии, сделанные на телефон, я пытаюсь найти близкие места на немногочисленных, но, как всегда, невероятно живых, снимках С. М. Прокудина-Горского из Тобольска, вновь и вновь открываю лист «Градъ Тоболескъ» в «Чертёжной книге Сибири» Семёна Ремезова и опять мечтаю о путешествии в Тобольск — в зимний Тобольск, когда можно изучать бесчисленные оттенки белого на белом. 


 


1 Новый аэропорт Тобольска «Ремезов» принял первый тестовый пассажирский рейс 24 сентября, а обслуживание регулярных рейсов должно начаться в середине октября 2021 г. Как гласит официальный сайт аэропорта, это «первый в современной истории России аэропорт, построенный с нуля для города с населением меньше 0,5 млн человек». В Тобольске проживает, по данным на 1 января 2021 г., 98 772 человека. 

2 Основан в 1616 г., каменное строительство с 1708 г., упразднён в 1923 г., частично снесён в 1946 г., возобновлён в 1995 г.

3 Фундаменты заложены в 1681 г., строительство начато в 1683 г., освящён в 1686 г.

4 Собор Вознесенского монастыря был построен в 1618–1621 гг. Монастырь уничтожен в 1929 г.

5 Специалисты отмечают, что, будучи четырёхстолпным, Софийский собор сопоставим по размерам с более крупными шестистолпными; см., например, Масиель Санчес Л. К. Архитектура Сибири  XVIII в. М.: Юрайт, 2017.

6 Семён Ульянов Ремезов (1642, Тобольск — после 1721) — выдающийся картограф (известный нам прежде всего как автор «Чертёжной книги Сибири, составленной сыном боярским Семёном Ремезовым в 1701 году», а также «Служебной чертёжной книги» и долгое время считавшейся утерянной «Хорографической чертёжной книги Сибири»), архитектор, историк, художник, писатель, уроженец Тобольска и начальник строительства Тобольского кремля.

7 Искер (Кашлык, Сибир, Сибер и др.) находился на правом берегу Иртыша, в 17 км выше современного Тобольска.

8 При этом в современном общественном дискурсе фигура Ермака, как и многих других покорителей эпохи завоеваний, по крайней мере не всегда однозначна. Так, некоторые представители сибирско-татарской общественности неоднократно резко возражали против новых проектов увековечивания его памяти, в последний раз — летом 2020 года, когда обсуждалась инициатива установки гранитного креста в парке в память о 435-й годовщине гибели знаменитого казачьего атамана.