• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Новости

"В нем не было ничего актерского..." И это о Высоцком?

«В нем не было ничего актерского, никакой позы, монолог Гамлета читал будто собственные стихи»  Эти слова  сказаны о Владимире Высоцком. И кем? человеком театра, Анатолием Эфросом (Цит. по кн.: Берестов В. Д. В прошлом, будущем и настоящем… // Берестов В. Д. Застенчивый трубач.– М., 2001. – С. 278). И в самом деле, и в своих стихах, и в своих ролях Высоцкий всегда был предельно естественен.

Владимир Высоцкий в роли Гамлета

Владимир Высоцкий в роли Гамлета
Фото: Анатолий Гаранин / РИА Новости

Говоря об истоках этой естественности, Е.Абелюк [1] и К. Поливанов [2] пишут в учебнике по русской литературе XX века: "В эпизодах жизни героев этих песен слушатели узнавали детали и ситуации собственной каждодневной жизни. <...> По сути, Высоцкий создает «ролевую» лирику. В таких песнях, как «Милицейский протокол», «Лекция о международном положении…» (1978–1979), «Письмо в редакцию телепередачи “Очевидное – невероятное” с Канатчиковой дачи» (1977) автор рассказывает своим слушателям об их жизни, но рассказывает от лица созданных им различных персонажей. Высоцкий любил и умел изображать обычные ситуации окружающей его жизни как анекдотические и абсурдные. Например, в песне «Бал-маскарад» описывается доведенная до гротеска ситуация раздачи масок в бригаде – бригаде надлежало провести «костюмированный» организованный отдых в зоопарке в масках «кроликов, слонов и алкоголиков». Цитировавшаяся песня «Диалог у телевизора» строится на параллели между жизнью простого советского человека (внешне комичного, чем не клоуна?) и циркового представления и т. п. Несмотря на абсурдность изображаемого, у каждого слушателя песен создавалось ощущение, что все, о чем в них поется, происходило или происходит рядом – за стенкой, с соседом или на ближайшей улице. Чувство острой современности песен Высоцкого создается благодаря речевой характерности, точно обозначенным деталям и ситуациям окружающего мира («в скверу, где детские грибочки», «все вяжут шапочки для зим» или «помню только, что стены с обоями»), а также благодаря той психологической точности, с которой изображены те, от чьего лица исполняется песня-монолог. В этом отношении показательна песня «Мой Гамлет» (1972), написанная от лица Гамлета. Песня была написана В. Высоцким для спектакля Театра на Таганке «Гамлет» (режиссер-постанов­щик Ю. П. Любимов), в котором актер исполнял роль Гамлета. Премьера спектакля состоялась 29 но­яб­ря 1971 года. Высоцкий-актер и поэт освоил этот образ психологически, изнутри. В результате Гамлет, не потеряв многомерности, осмыслен как образ нашего современника:
Я знал – все будет так, как я хочу,
Я не бывал в накладе и в уроне,
Мои друзья по школе и мечу
Служили мне, как их отцы – короне.
Не думал я над тем, что говорю,
И с легкостью слова бросал на ветер –
Мне верили и так, как главарю,
Все высокопоставленные дети. 
.  .  .  .  .  .  .  .  .  .  .  .  .  .  .  .  .  .  .  .
Я прозревал, глупея с каждым днем,
Я прозевал домашние интриги
Не нравился мне век, и люди в нем
Не нравились, – и я зарылся в книги.
Слова Гамлета («Я видел – наши игры с каждым днем / Все больше походили на бесчинства…»; «Я бился над словами “быть, не быть”, / Как над неразрешимою дилеммой…»; «Я Гамлет, я насилье презирал, / Я наплевал на датскую корону…») воспринимаются как прямо обращенные автором-исполнителем его согражданам.
У поэта много песен-монологов, в которых он говорит от лица самых разных людей (уголовников и солдат, альпинистов и душевно больных и т. д.), животных (волка, иноходца) и даже предметов (самолета или микрофона). Многочисленные «роли» не мешают самовыражению автора".
[1] Е.С.Абелюк - доцент Института образования НИУ ВШЭ, руководит проектной лабораторией того же университета по изучению творчества Ю.П.Любимова и режиссерского театра XX-XXI вв.
[2] К.М. Поливанов - профессор Школы филологии НИУ ВШЭ.
"История русской литературы ХХ века: Книга для просвещённых учителей и учеников: В 2 кн." была выпущена издательством "Новое литературное обозрение" в 2009 г.  В 2018 ее исправленный и дополненный вариант вошел в Федеральный список учебников для средней школы.