• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Новости

Первая экспедиция Вышки по изучению и документации якутского языка

Летом 2021 года состоялась первая экспедиция НИУ ВШЭ в Республику Саха (Якутия), посвящённая изучению якутского языка. За три недели в поле, с 25 июня по 17 июля, сотрудники Лаборатории социогуманитарных исследований Севера и Арктики, Лаборатории по формальным моделям в лингвистике, а также студенты Школы лингвистики успели не только исследовать различные аспекты якутской грамматики, но и прикоснуться к удивительной культуре саха. В день начала работы Второй Якутской экспедиции публикуем краткие заметки о нашем первом опыте.

Первая Якутская экспедиция, к которой мы готовились в течение полутора лет начиная с января 2020-го, имела все шансы быть вновь отложенной на неопределённый срок. Ситуация с пандемией в июне совсем не внушала оптимизма, по всей стране вводились новые ограничения, и Якутия не осталась в стороне. За несколько дней до вылета стало известно, что село, в котором мы собирались работать, не может принять нас из-за неблагоприятной эпидемиологической обстановки. Запасной вариант тоже сорвался. Перспектив было две: отменять всё и ждать удобного случая когда-нибудь в будущем — или рискнуть и поехать в неизвестность. Мы рискнули — и не пожалели. (Разумеется, мы не собирались рисковать здоровьем ни наших потенциальных респондентов, ни своим собственным, поэтому принимали усиленные меры безопасности, и всё прошло благополучно.)

Сначала мы только осваивались, было непросто. Для студентов эта экспедиция стала первой в жизни, для преподавателей — первой в городских условиях. С нашим первым — и поначалу единственным — информантом мы занимались все вшестером. Но уже очень скоро у нас завязались и другие знакомства — с сотрудниками Института гуманитарных исследований и проблем малочисленных народов Севера СО РАН (старший состав экспедиции даже сделал доклад на заседании Отдела якутского языка), Северо-Восточного федерального университета имени М. К. Аммосова, а также работниками и учащимися Национальной гимназии «Айыы кыһата», уделяющей особое внимание сохранению языка и культуры якутов. Начались настоящие занятия и ударная полевая работа.

На парах мы занимались с людьми самого разного возраста — не только с работниками школы и родителями учеников, но и со школьниками. Далеко не каждый язык России достаточно хорошо сохранился, чтобы им свободно владели нынешние школьники — и поэтому нам было особенно радостно работать с ними в Якутске. Но нам, попавшим с свою первую экспедицию, сначала работать было нелегко: надо было со слуха понимать почти незнакомый язык и при этом следить, чтобы консультантам было интересно и чтобы они не уставали, а к тому же одновременно записывать слова консультантов и вести с ними разговор. Но постепенно мы с консультантами начинали понимать друг друга всё лучше.


Баркова Любовь Алексеевна
Научно-учебная лаборатория социогуманитарных исследований Севера и Арктики: Стажёр-исследователь

Нам неплохо жилось в Якутске (у нас был горячий душ, стиральная машина и даже утюг), но мы переживали за свою работу и данные — наши носители были родом из разных улусов и говорили весьма по-разному. Мы не оставляли надежд попасть в село.

И тут случилось чудо. Надежда Васильевна Павлова — научный сотрудник Отдела фольклора и литературы Института гуманитарных исследований и проблем малочисленных народов Севера СО РАН и просто замечательный человек — организовала нам поездку в своё родное село Хатырык (официально с. Столбы). Оно расположено в Намском улусе в 120 километрах от Якутска и известно как родина М. К. Аммосова — одного из основоположников якутской государственности, именем которого, в частности, назван СВФУ. Нас очень радушно приняли местные жители — накормили, угостили пирогами, оладушками и чаем, а также провели экскурсию по Музею истории государственности Республики Саха (Якутия) имени М. К. Аммосова.

В следующие десять дней мы каждое утро (причём некоторые из нас даже в воскресенье) шли в школу, в библиотеку или в музей, чтобы узнать у наших консультантов, жителей Хатырыка, про разные фрагменты якутской грамматики. Некоторые из них охотно рассказывали нам про местные обычаи и жизнь села и на селе, а иногда — про далёкие северные и западные улусы, где «всё не так, как здесь». Всё это мы тоже добросовестно записывали и старались запомнить. Затем мы расшифровывали-расшифровывали-расшифровывали, анализировали-анализировали, придумывали новые анкеты, консультировали друг друга, обсуждали первые промежуточные результаты — и так по кругу изо дня в день.

Разумеется, работа не занимала абсолютно всё наше время в селе. Мы играли с местными детьми в футбол и волейбол, пели песни, участвовали в соревнованиях по хабылыку — якутской национальной настольной игре — и даже получили грамоты. Вечерами гуляли по селу и пытались угостить сахаром полудиких якутских лошадей, которые оказались слишком пугливыми, каждый второй день ходили в летнюю (якутскую) баню и мечтали заполучить обычную с настоящим паром — в общем, пытались насладиться деревенской жизнью, как могли.

Комментарий Алексея Козлова с места событий

Комментарий Алексея Козлова с места событий (скриншот поста в социальной сети) 
Алексей Козлов


В последний вечер жители Хатырыка устроили для нас прощальное чаепитие. Мы также приняли участие в круглом столе Хатырыкской сельской модельной библиотеке имени М. А. Охлопковой (с онлайн-трансляцией в инстаграм-аккаунте!) и дали интервью телевизионной редакции Намского улуса. А на обратном пути на следующий день нас ждала культурная программа. Мы побывали в реконструированном Ленском остроге и на месте проведения одного из Ыһыах Олоҥхо — то есть главного национального праздника Ысыах, специально посвящённого якутскому героическому эпосу олонхо, который был включён в 2005 г. в список шедевров устного и нематериального наследия ЮНЕСКО. Стоя среди великанских урас* и сэргэ**, проходя по аллеям с фигурами богатырей и светлых сил айыы, одолевающих злых духов абаасы, взирая на Аал Луук Мас (Великое Гигантское Дерево), невозможно было не ощутить себя внутри эпоса, внутри какого-то сказочного и в то же время совершенно реального мира, внутри чего-то большого и настоящего.

Аал Луук Мас, урасы и мы (фото Н. В. Павловой)

Аал Луук Мас, урасы и мы 
Н. В. Павлова


Оказавшись снова в Якутске, мы тоже не сидели на месте — спустились в «Царство вечной мерзлоты» и взобрались на сопку Чочур-Муран, откуда мог бы открыться прекрасный вид на город, если бы не смог. Мы уезжали в трудное для Якутии время: горели леса, всюду был дым, и солнце сквозь него казалось маленьким и тёмно-красным. Но, уезжая, мы уже были уверены, что ещё не раз вернёмся в Якутию и многое узнаем о её жителях и их языке.
 


* Ураса (якут. ураһа) — традиционное летнее жилище якутов, шалаш конической формы из жердей, обтянутый берёстой. 
** Сэргэ — ритуальный коновязный столб.
 


Экспедиция была поддержана в рамках программы «Открываем Россию заново» Фонда образовательных инициатив НИУ ВШЭ. Мы благодарны Фонду, а прежде всего — жителям Якутии и носителям якутского языка, которые общались с нами и сделали нашу работу возможной. Отдельно выражаем особую признательность Надежде Васильевне Павловой за помощь, поддержку и содействие в организации экспедиции.