• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Новости

Когорта неостановимых

"Неостановимый" - так в своих воспоминаниях Сергей Юрский назвал Юрия Любимова. Он писал о том, что Любимов не сдавался никогда - даже тогда, когда во второй раз в собственном театре пережил драму разрыва, что ударяло куда тяжелее, чем конфликты с властью. "Но он не сдался! У него опять были идеи, желания и силы", - говорил Юрский (“100 современников о Любимове. М.: 2017”).
Не сдавался и таким же неостановимым был и он сам. “Барьеры, через которые каждый день приходилось перешагивать, — это пустяк, - писал он. Заборы, в которых с трудом находили щели, чтобы идти дальше, — в конце концов, это тоже преодолимо. Но были и стены, через которые не перелезешь, о которые бились головой, возле которых садились мои товарищи, и я среди них, в утомлении и безразличии, а потом поднимались и шли обходным путем. А обходной путь длится иногда годы и годы” (Юрский С. Ю. Кто держит паузу. 2-е изд. доп. М.: Искусство, 1989). В середине 1970-х в его родном городе перед ним “окончательно закрылись двери телевидения, радио, кино, газет…” Из всех передач вырезались все куски, в которых он участвовал, все  теле- и радиопостановки с его участием отменялись. И тогда он попрощался со своим театром – с БДТ - и решил переехать в Москву. Тут были свои препятствия.

Актер и режиссер Сергей Юрский
© РИА Новости / Владимир Федоренко

“Не забуду – вспоминал Юрский - когда я попал в полосу жёсткого давления власти и был вынужден покинуть Ленинград, Юрий Петрович протянул мне руку я получил предложение работать в его театре. Думаю, мы оба понимали, что творчески нам не сойтись, но благородный дружеский жест я оценил вполне”.
А потом он попал в театр Моссовета, но у того же Любимова собирался сыграть еще одного великого - Мейерхольда. Мысль о том, что поставить такой спектакль необходимо, пришла тогда Марку Розовскому. Увы, не получилось - Любимов был "выдавлен" из страны.
Когорта “неостановимых” уходит от нас. Потери горьки… И как завещание нам, живущим, звучат слова Сергея Юрского: “Пятьдесят пять лет я служу театру, а через театр служу гуманистической идеологии, идеологии поиска того, для чего нужна свобода. Свобода — это необходимая для жизни кислородная среда. Чтобы дышать можно было. (Интервью Артуру Соломонову: https://snob.ru/selected/entry/49769