• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Факультет гуманитарных наук

 

Подписаться на новости

«Преподавать лингвистику российским студентам — одно удовольствие»

Создательница формальной семантики, профессор Университета Массачусетса (США) Барбара Парти отметила юбилей в Высшей школе экономики. Около 20 лет Барбара преподает в разных вузах России. В этом году она стала участником летней школы «Местоимения: синтаксис, семантика, обработка» (Pronouns: Syntax, Semantics, Processing), организованной Школой лингвистики НИУ ВШЭ. О том, почему она считает образовательную программу по лингвистике в Вышке одной из лучших в России, а также о разнице между российскимии американскими студентами Барбара Парти рассказала новостной службе ВШЭ.

Барбара Парти

Я преподаю в России уже почти 20 лет: по семестру каждый год, начиная с 1996 года. В 2014 году я впервые провела курс «Формальная семантика и типология анафоры» (Formal Semantics and the Typology of Anaphora) в ВШЭ.

Я считаю, что лингвистика в ВШЭ уже стала одной из двух лучших программ в Москве и одной из трех лучших в России. Здесь первоклассные преподаватели. И бакалаврская, и магистерская программа очень хорошо построены. И студенты учатся очень сильные. На магистерскую программу начали поступать иностранцы, и я думаю, эта тенденция продолжится по мере того, как школа будет приобретать известность за границей.

Cтудент-третьекурсник в России обычно имеет гораздо более серьезную лингвистическую подготовку, чем студент третьего курса в Америке

В США бакалавры выбирают специализацию только в последние два года обучения, а до этого они проходят множество разнообразных курсов в рамках общего гуманитарного образования. Поскольку российские студенты выбирают специализацию с самого начала, студент-третьекурсник в России обычно имеет гораздо более серьезную лингвистическую подготовку, чем студент третьего курса в Америке. Кроме того, все лингвистические программы в Москве, в отличие от США, включают изучение логики и математики. Еще одно серьезное отличие — это устоявшаяся практика лингвистических экспедиций, которая началась еще с экспедиций Александра Кибрика, Сандро Кодзасова и их коллег в Дагестан, Туву, на Памир, Камчатку и т.д. Эта традиция до сих пор живет, и благодаря ей у российских студентов есть возможность получить уникальный опыт работы «в поле». Благодаря этому такие специалисты из России высоко ценятся на Западе. Преподавать лингвистику российским студентам — одно удовольствие: у них хорошая лингвистическая подготовка, есть знания по математике, а также они обычно знакомы с несколькими языками.

Спустя 19 лет с начала преподавания формальной семантики в России я вижу, что в среде студентов (и не только в ней, конечно), произошли большие изменения. В основном они связаны с процессом выхода России из относительной изоляции от Запада и ее полноценным включением в мировую интеллектуальную среду.

Один из таких сдвигов — это уровень владения английским языком среди студентов. Я всегда вела курсы только на английском языке. И, как правило, выдавала студентам подробную распечатку конспекта лекции также на английском языке, чтобы облегчить понимание материала. И если раньше всего несколько студентов знали английский достаточно хорошо, чтобы выполнять задания или общаться в классе, то со временем ситуация очень сильно изменилась: в последние годы большинство студентов с радостью используют мои уроки как возможность писать работы и делать презентации на английском, а общий уровень английского языка сегодня варьируется от хорошего до отличного.

Еще одно изменение касается возможностей знакомства с англоязычной научной литературой и научными журналами. Когда я начинала преподавать в России, я делала копии статей по формальной семантике для студентов, и это были чуть ли не единственные статьи по этой теме, к которым у них был доступ. Спустя несколько лет почти у всех студентов уже были компьютеры, и я могла записать гораздо больше материалов на диск — я делала диски к каждому курсу и раздавала их студентам. Затем у всех появился доступ в интернет, и я смогла выкладывать еще больше материалов в онлайн-доступ. С 2005 года у каждого моего курса есть вебсайт со ссылками на материалы для чтения и распечатки, а также рекомендациями, как найти другие нужные материалы в интернете. Постепенно студенты научились искать информацию в интернете так хорошо, что теперь иногда, наоборот, они дают мне советы по этим вопросам.