• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта
Контакты

Адрес: 105066, г. Москва, Старая Басманная, 21/4

Телефон: +7 495 772-95-90 *22161

Email: fgn@hse.ru

Адрес для корреспонденции: 

101000, Москва, ул. Мясницкая 20

Руководство
Научный руководитель Руткевич Алексей Михайлович
Первый заместитель декана Носов Дмитрий Михайлович
Заместитель декана по науке Куманьков Арсений Дмитриевич
Заместитель декана по работе с абитуриентами, студентами и выпускниками Файер Владимир Владимирович
Заместитель декана по международной деятельности Исэров Андрей Александрович
Координатор проектной деятельности Глущенко Ирина Викторовна
Сайт-директор факультета гуманитарных наук Гори Лиана Тенгизовна
Мероприятия
1 декабря 2021 – 15 января 2022
Организаторы олимпиады - команда проекта "Лаборатория чтения" и Школа лингвистики 
Книга
История Колумбии с древнейших времен до начала XXI века

Исэров А. А.

М.: ГУП Академический научно-издательский, производственно-полиграфический и книгораспространительский центр РАН "Издательство "Наука", 2021.

Глава в книге
Литературная классика в японской манге: комиксы Тэдзука Осаму

Магера Ю. А.

В кн.: Вестник РГГУ. Серия "Литературоведение. Языкознание. Культурология". Вып. 9. Издательский центр «Российский государственный гуманитарный университет», 2021. С. 100-115.

Препринт
Counterfactuals in Branching Time: The Weakest Solution
В печати

Khaitovich D.

math. arXiv. Cornell University, 2021. No. 2110.

Образовательные программы
Бакалаврская программа

Античность

5/4 года

46.03.01 История: 5 лет, очная форма обучения

45.03.01 Филология: 4 года, очная форма обучения

20/10/2
20 бюджетных мест
10 платных мест
2 платных места для иностранцев
RUS/ENG
Обучение ведётся на русском и английском языках
Бакалаврская программа

Египтология

5 лет
Очная форма обучения
10/5/1
10 бюджетных мест
5 платных мест
1 платное место для иностранцев
RUS/ENG
Обучение ведётся на русском и английском языках
Бакалаврская программа

История

5 лет
Очная форма обучения
70/25/3
70 бюджетных мест
25 платных мест
3 платных места для иностранцев
RUS/ENG
Обучение ведётся на русском и английском языках
Бакалаврская программа

Язык, словесность и культура Кореи

5 лет
Очная форма обучения
10/5/1
10 бюджетных мест
5 платных мест
1 платное место для иностранцев
RUS/ENG
Обучение ведётся на русском и английском языках
Бакалаврская программа

Языки и литература Юго-Восточной Азии (Индонезия и Малайзия)

5 лет
Очная форма обучения
10/5/1
10 бюджетных мест
5 платных мест
1 платное место для иностранцев
RUS/ENG
Обучение ведётся на русском и английском языках
Магистерская программа

Germanica: история и современность

2 года
Очная форма обучения
15/5/2
15 бюджетных мест
5 платных мест
2 платных места для иностранцев
RUS/DEU
Обучение ведётся на русском и немецком языках
Магистерская программа

Античная и восточная археология

2 года
Очная форма обучения
13/13
13 бюджетных мест
13 платных мест
RUS/ENG
Обучение ведётся на русском и английском языках
Магистерская программа

Мусульманские миры в России (История и культура)

2 года
Очная форма обучения
13/5/3
13 бюджетных мест
5 платных мест
3 платных места для иностранцев
RUS/ENG
Обучение ведётся на русском и английском языках
Магистерская программа

Современная филология в преподавании литературы в школе

2,5 года
Очно-заочная форма обучения
20/5
20 бюджетных мест
5 платных мест
RUS
Обучение ведётся на русском языке
Магистерская программа

Философия и история религии

2 года
Очная форма обучения
13/5/1
13 бюджетных мест
5 платных мест
1 платное место для иностранцев
RUS/ENG
Обучение ведётся на русском и английском языках
Бакалаврская программа

Арабистика: язык, словесность, культура

5 лет
Очная форма обучения
RUS/ENG
Обучение ведётся на русском и английском языках
Бакалаврская программа

Ассириология

5 лет
Очная форма обучения
RUS/ENG
Обучение ведётся на русском и английском языках
Бакалаврская программа

Библеистика и история древнего Израиля

5 лет
Очная форма обучения
RUS/ENG
Обучение ведётся на русском и английском языках
Бакалаврская программа

Иностранные языки и межкультурная коммуникация

4 года
Очная форма обучения
30/180/30
30 бюджетных мест
180 платных мест
30 платных мест для иностранцев
RUS/ENG
Обучение ведётся на русском и английском языках
Бакалаврская программа

История искусств

4 года
Очная форма обучения
30/25/3
30 бюджетных мест
25 платных мест
3 платных места для иностранцев
RUS/ENG
Обучение ведётся на русском и английском языках
Бакалаврская программа

Культурология

4 года
Очная форма обучения
35/20/3
35 бюджетных мест
20 платных мест
3 платных места для иностранцев
RUS/ENG
Обучение ведётся на русском и английском языках
Бакалаврская программа

Монголия и Тибет

5 лет
Очная форма обучения
RUS/ENG
Обучение ведётся на русском и английском языках
Бакалаврская программа

Турция и тюркский мир

5 лет
Очная форма обучения
RUS/ENG
Обучение ведётся на русском и английском языках
Бакалаврская программа

Филология

4 года
Очная форма обучения
50/60/3
50 бюджетных мест
60 платных мест
3 платных места для иностранцев
RUS/ENG
Обучение ведётся на русском и английском языках
Бакалаврская программа

Философия

4 года
Очная форма обучения
45/15/3
45 бюджетных мест
15 платных мест
3 платных места для иностранцев
RUS/ENG
Обучение ведётся на русском и английском языках
Бакалаврская программа

Фундаментальная и компьютерная лингвистика

4 года
Очная форма обучения
45/45/6
45 бюджетных мест
45 платных мест
6 платных мест для иностранцев
RUS/ENG
Обучение ведётся на русском и английском языках
Бакалаврская программа

Христианский Восток

5 лет
Очная форма обучения
RUS/ENG
Обучение ведётся на русском и английском языках
Бакалаврская программа

Эфиопия и арабский мир

5 лет
Очная форма обучения
RUS/ENG
Обучение ведётся на русском и английском языках
Бакалаврская программа

Языки и литература Индии

5 лет
Очная форма обучения
RUS/ENG
Обучение ведётся на русском и английском языках
Бакалаврская программа

Язык и литература Ирана

5 лет
Очная форма обучения
RUS/ENG
Обучение ведётся на русском и английском языках
Бакалаврская программа

Язык и литература Японии

5 лет
Очная форма обучения
RUS/ENG
Обучение ведётся на русском и английском языках
Бакалаврская программа

Язык, словесность и культура Китая

5 лет
Очная форма обучения
RUS/ENG
Обучение ведётся на русском и английском языках
Магистерская программа

Визуальная культура

2 года
Очная форма обучения
RUS/ENG
Обучение ведётся на русском и английском языках
Магистерская программа

Восточноевропейские исследования

2 года
Очная форма обучения
16/5/5
16 бюджетных мест
5 платных мест
5 платных мест для иностранцев
RUS/ENG/DEU/POL
Обучение ведётся на русском, английском, немецком или польском языках
Магистерская программа

Иностранные языки и межкультурная коммуникация

2 года
Очная форма обучения
25/10/6
25 бюджетных мест
10 платных мест
6 платных мест для иностранцев
RUS/ENG
Обучение ведётся на русском и английском языках
Магистерская программа

История современного мира

2 года
Очная форма обучения
16/5
16 бюджетных мест
5 платных мест
RUS/ENG
Обучение ведётся на русском и английском языках
Магистерская программа

История художественной культуры и рынок искусства

2 года
Очная форма обучения
15/5
15 бюджетных мест
5 платных мест
RUS/ENG
Обучение ведётся на русском и английском языках
Магистерская программа

Компьютерная лингвистика

2 года
Очная форма обучения
20/15/1
20 бюджетных мест
15 платных мест
1 платное место для иностранцев
RUS/ENG
Обучение ведётся на русском и английском языках
Магистерская программа

Культурные исследования

2 года
Очная форма обучения
34/5
34 бюджетных мест
5 платных мест
RUS/ENG
Обучение ведётся на русском и английском языках
Магистерская программа

Лингвистическая теория и описание языка

2 года
Очная форма обучения
15/5/1
15 бюджетных мест
5 платных мест
1 платное место для иностранцев
ENG
Обучение ведётся на английском языке
Магистерская программа

Литературное мастерство

2 года
Очная форма обучения
20/10
20 бюджетных мест
10 платных мест
RUS/ENG
Обучение ведётся на русском и английском языках
Магистерская программа

Медиевистика

2 года
Очная форма обучения
18/5
18 бюджетных мест
5 платных мест
RUS/ENG
Обучение ведётся на русском и английском языках
Магистерская программа

Прикладная культурология

2 года
Очная форма обучения
RUS/ENG
Обучение ведётся на русском и английском языках
Магистерская программа

Русская литература и компаративистика

2 года
Очная форма обучения
15/5/1
15 бюджетных мест
5 платных мест
1 платное место для иностранцев
RUS/ENG
Обучение ведётся на русском и английском языках
Магистерская программа

Русский как иностранный во взаимодействии языков и культур

2 года
Очная форма обучения
20/5/5
20 бюджетных мест
5 платных мест
5 платных мест для иностранцев
RUS/ENG
Обучение ведётся на русском и английском языках
Магистерская программа

Современная историческая наука в преподавании истории в школе

2,5 года
Очно-заочная форма обучения
20/5
20 бюджетных мест
5 платных мест
RUS
Обучение ведётся на русском языке
Магистерская программа

Философская антропология

2 года
Очная форма обучения
18/5/1
18 бюджетных мест
5 платных мест
1 платное место для иностранцев
RUS/ENG
Обучение ведётся на русском и английском языках
Магистерская программа

Цифровые методы в гуманитарных науках

2 года
Очная форма обучения
20/5
20 бюджетных мест
5 платных мест
RUS/ENG
Обучение ведётся на русском и английском языках
Магистерская программа

Языковая политика в условиях этнокультурного разнообразия

2 года
Очная форма обучения
15/5/5
15 бюджетных мест
5 платных мест
5 платных мест для иностранцев
RUS/ENG
Обучение ведётся на русском и английском языках

Интервью с участниками проекта "Что архитектура может рассказать о людях?"

Студенты факультета гуманитарных наук Ксения Линькова, Алексей Изосимов, Герман Бароян и Анна Радостина рассказали об особенностях, целях и задачах своего проекта "Что архитектура может рассказать о людях?"

Церковь Троицы в Вощажникове

Церковь Троицы в Вощажникове

Расскажите вкратце о том, чем вы занимаетесь?

Алексей Изосимов (студент 2 курса магистерской программы "Медиевистика"):

"Наша основная задача — привлечь внимание студентов, но также потенциальных читателей наших материалов к памятникам регионального искусства. В идеале нам хотелось бы, чтобы однажды региональное наследие перестало быть уделом группы исследователей и энтузиастов, но стало бы нормальной частью разговора о русской культуре. Абстрагируясь от ряда внешних факторов, представляя то, как здесь все может выглядеть, трудно сказать, чем Торжок хуже Виченцы. Тем не менее, начать стоит с того, чтобы рассказать потенциально заинтересованной публике о том, где затерялась «русская Швейцария» и что такое «русский Манчестер». Мы хотели бы создавать эффективные инструменты для изучения регионального наследия. Сейчас мы пытаемся понять, как переработать наши знания таким образом, чтобы они стали интересны более широкой аудитории."

Как возник замысел проекта?

Ксения Линькова (руководитель проекта, студентка 2 курса магистерской программы "История художественной культуры и рынок искусства"):

"Когда я узнала о возможности сделать собственный студенческий проект, я довольно быстро загорелась этой идеей — всегда интересно создать что-то “свое”, применить на практике полученные навыки, получить некий видимый результат. Сразу было очевидно, что нужно создавать что-то, связанное с русской архитектурой и совмещающее в себе как научную, так и популярную деятельность. Причин этому, очевидным образом, две.

Во-первых, я занимаюсь русской архитектурой XIX в., на данный момент — довольно узкоспециальным сюжетом, творчеством одного архитектора. Но историзм XIX в. опирается на предшествующую традицию, поэтому мне очень полезно расширять, по возможности, сферу своих небольших изысканий — все это в любом случае будет работать на основное исследование. То есть это такой момент “шкурного” интереса. Но, в конце концов, с этого обычно все и начинается.

Во-вторых, мало просто изучать, нужно еще и уметь про это рассказывать, этим заинтересовывать. Пока мы что-то изучаем, это остается в рамках сугубо академического сообщества, но русское искусство — достояние куда более широкого круга, и, к сожалению, по большей части все еще известно нам всем недостаточно,  и я говорю здесь не только про архитектуру, но и про все виды изобразительных искусств: живопись, скульптуру, предметы декоративно-прикладного искусства и т.д.

Пока я, честно говоря, довольно сильно оторванный от реальности человек. И, поскольку я осознаю за собой такой недостаток, я предпочла сначала собрать команду и уже затем, в кругу единомышленников, формулировать концепцию проекта. Команда собралась интересная, во многом для меня неожиданная, но, как уже показывает наша практика, — вполне рабочая! Например, идея обратиться к опыту наших поездок в рамках осенних выездных школ “Историко-культурное наследие Северо-восточной Руси” принадлежит Алексею Изосимову и Герману Барояну — теперь это ядро нашего проекта."

Церковь Благовещения в Марьине
Церковь Благовещения в Марьине

Чем удивительны памятники, которыми вы занимаетесь?

Алексей Изосимов:

"В центре нашего внимания памятники архитектурного наследия в регионах (преимущественно в европейской части России). К сожалению, на настоящий момент они известны только редким специалистам и зачастую находятся в столь плачевном состоянии, что не искушенному в архитектуре местному жителю или туристу могут показаться совершенно безынтересными.

В деревнях, сёлах, а нередко и в малых городах можно найти подлинные шедевры архитектуры и монументальной живописи, но нас интересуют не только памятники «большого» искусства и «больших» стилей. В удивительном многообразии регионального искусства преломляются столичные тенденции, рождая самобытные произведения на стыке европейского и древнерусского зодчества. Позднее, в XX веке, строительство в регионах не всегда поспевало за линией партии, так что зачастую мы можем наблюдать интересные гибридные формы, которые могут многое рассказать об отношении архитекторов и строителей к новым веяниям. Кроме того, нужно помнить, что постройки в столицах сильнее подвержены влиянию моды и идеологии — региональные памятники нередко сохраняют свой первозданный облик. Так, не закрывавшиеся приходские храмы могут сохранять все церковное убранство, включая деревянный иконостас, напольное покрытие, литургические предметы и настенную живопись.

Невозможно говорить об истории русского искусства, не имея адекватного представления о памятниках вне канонического списка шедевров. Если крупные города служили площадкой для имплантации заграничных форм, то именно регионы нередко выступали в качестве лаборатории по их переработке. 

Кроме того, сложно представить активное развитие внутреннего туризма и дальнейшую популяризацию русской культуры, покуда разговор о региональном наследии в академических кругах ограничивается созерцанием уходящей натуры."

Как вы видите результат вашей работы, как это может помочь в сохранении наследия?

Ксения Линькова:

"Для исследователя русской архитектуры совершенно ясно, что к его профессиональным компетенциям неизбежно добавляется и спасательная миссия. Как уже говорил Леша, многие региональные памятники медленно разрушаются. На уровне студенческого проекта мы можем только, как это, на мой взгляд довольно удачно формулируется в англоязычном академическом дискурсе, “raise awareness”. В русском, наверное, более привычно “привлечь внимание”. Но и это немало! Мы покажем, куда можно поехать и что можно посмотреть, люди увидят, в каком состоянии многое из этого находится, часть из них захочет помочь. А уж как помочь — тут каждый решит для себя. Кто-то, как и мы, распространит информацию по интернету, и, кто знает, может быть это повлечет за собой некую реакцию “сверху”. Кто-то оставит пожертвования непосредственно на месте. Кто-то присоединится к волонтерским проектам наших старших коллег. Но в любом случае, это уже большое дело!"

Конференция "Наследие регионов"
Конференция "Наследие регионов"

На кого вы ориентировались, задумывая свой проект?

Герман Бароян (студент 2 курса магистерской программы "Медиевистика"):

"Несмотря на довольно часто встречающуюся риторику о том, что архитектурное наследие в России никому не нужно и обречено на медленную и агонизирующую смерть, ситуация все же обстоит не совсем так. В марте прошлого года на базе ФГН мы провели большую трехдневную конференцию, посвященную архитектурному наследию Костромской, Ивановской и Ярославской областей. В ходе подготовки к конференции мы познакомились со многими энтузиастами, поистине “болеющими душой” о тех памятниках, которые они изучают, реставрируют, защищают… Проблема, однако, заключается в том, что зачастую их —  и ставшая также нашей —  боль изливается в лучшем случае в частный фейсбук или ЖЖ. То есть у нас есть профессионалы, умеющие датировать памятник по кладке фундамента, способные интересно и доходчиво говорить об архитектуре, есть реставраторы - виртуозы своего дела, есть благотворительные фонды, ориентированные на культурное наследие, есть —  правда, в гораздо меньшей степени — предприниматели, работающие с памятниками архитектуры. И, наверное, в какой-то степени всех этих людей можно было бы назвать нашими “коллегами”: ведь все мы имеем дело с одними и теми же объектами, просто смотрим на них под разным углом. Однако в России, увы, нет разработанной информационной инфраструктуры, связанной с наследием, нет своего кластера гражданского общества, “специализирующегося” на волнующих нас проблемах, нет публичного поля для дискуссии и популяризации архитектурного наследия и проблем, с ним связанных. Тех горизонтальных связей, что сложились за последние годы между одиночками-энтузиастами, явно недостаточно, чтобы решать масштабные задачи. Они нуждаются в серьезном переформатировании: грубо говоря, они должны выйти за рамки того же фейсбука и стать фундаментом для налаживания серьезной работы, направленной на реконцептуализацию и ревитализацию архитектурного наследия регионов.

Путь к этому лежит, по всей видимости, через медиа — в XXI в. это самый могущественный инструмент, позволяющий решать обрисованные задачи. И это к вопросу об аналогах нашего проекта, направленного в первую очередь на популяризацию наследия. Действительно, такие медиа есть: более “классический” вариант, своеобразная веб-газета — “Хранители наследия”; ориентированный на пространство соцсетей проект “Архитектурные излишества”; недавно запущенный подкаст “Тоже Россия” и некоторые другие. С большей частью этих проектов мы уже установили рабочий контакт в ходе подготовки мартовской конференции и рассчитываем на сотрудничество в будущем. Наша амбиция на данный момент — встроиться в этот ряд, однако уже сейчас очевидно, что этого недостаточно для достижения тех масштабных целей, о которых я говорил чуть раньше. Чтобы работать над созданием серьезной информационной “инфраструктуры наследия”, нужно обновлять методы “борьбы”, нужно искать новые пути концептуализации нашего “материала” и разрабатывать новые стратегии рассказа о нем, потому что на сегодняшний день любые, в том числе перечисленные медиа, остаются по большому счету “кружками для своих”. Соблазнительно тешить себя мыслью, что в отдаленном будущем мы сможем выйти на тот уровень, который позволит решать подобного рода задачи. Однако это уже совсем другой разговор. Повторюсь, что на сегодня наша амбиция — начать этот непростой путь."

Чему такой проект может научить студентов?

Анна Радостина (студентка 2 курса бакалаврской программы "История искусств"):

"Академическая принадлежность" членов нашей команды достаточно разнородная: в ней собраны и историки, и искусствоведы, находящиеся на разных ступенях обучения (есть студенты как бакалавриата, так и магистратуры).

Различный бэкграунд участников с самого начала предполагает междисциплинарность подхода, а разнящиеся опыт и время нахождения в изучаемой сфере обеспечивают интеллектуальную среду, открытую для новых идей и методов. Но основным составом команда не ограничивается: мы планируем привлекать студентов с самых разных курсов и образовательных программ.

Ключевая особенность нашего проекта заключается в том, что он направлен на широкую аудиторию. Эта черта во многом определяет характер деятельности: студенты получают шанс превозмочь жëсткие рамки академического дискурса и попробовать себя в создании научно-популярных текстов.

Но выход за пределы "академического пузыря" совершается не только в стилистической плоскости. Ксения ранее уже указала на то, что подобного рода популяризирующие начинания приводят к большей осведомленности публики о русском искусстве и в конечном счëте могут способствовать возрастанию усилий по его сохранению. Для студентов это возможность наблюдать, как их теоретические изыскания, кажущиеся далекими от реальности, влияют, хотя бы самым незначительным образом, на материальную, физическую составляющую нашей культуры.

Конференция "Наследие регионов"
Конференция "Наследие регионов"

А почему студентов должен заинтересовать ваш проект?

Герман Бароян:

"Сложный вопрос, немного отрезвляющий и возвращающий тебя в реальность. Хотя поездок по русской провинции в абсолютном измерении было в моей жизни совсем мало, честно говоря, трудно не перевернуть этот вопрос: “А почему это вообще может быть не интересно?”. Мне кажется, подавляющее большинство участников наших экспедиций сошлось бы со мной в этом недоумении. Русская региональная архитектура и — и шире — региональный социокультурный пейзаж интересны с самых разных точек зрения: как сугубо академических, так и “общечеловеческих”. Наши памятники и разворачивающаяся вокруг них жизнь —  это великолепные объекты для исследований самого разного толка: от узко искусствоведческих до антропологических, поскольку памятник архитектуры — это комплекс, организующий окружающую его реальность. Интересно изучать то, как преломляются столичные вкусы, архитектурные стили и иконографические схемы в работах региональных художников и строителей, в решениях заказчиков. Интересно связывать микро- и макро- исторические процессы, видя в памятнике культуры продукт определенной эпохи, отражение не только материальных, но и духовных трансформаций в жизни общества, встраивать его в разные контексты, каждый раз подбирая нужный “ключ” для расшифровки той программы, которая в нем заложена. Интересно наблюдать за жизнью прихода / музея / дома культуры, общаться с людьми, вдыхающими жизнь в эти забытые, казалось бы, всей планетой соединения камней. Интересно отказываться от устоявшихся шаблонов мышления, встречать понимание в глазах священника сельской церкви, восхищаться неординарными решениями уездных архитекторов, находить в коллекциях региональных музеев полотна “столичного уровня”. В общем, безумно интересно знакомиться с такой разной Россией, а затем — и рассказывать о ней, пытаясь донести свои эмоции и впечатления до окружающих, иными словами, популяризировать наследие, на что и направлен наш проект."